Семейное дело

19.10.2016
Иван с мамой Марией Ивановной,  которая помогает ему в магазине

 – Иван, расскажите немного о себе. Вы коренной верховажанин? Кто ваши родители?
– Родился я в селе Верховажье 30 июня 1986-го в нашей зарековской ЦРБ. Мать Мария Ивановна, отец Александр Петрович. В 2001 году закончил девять классов Верховажской средней школы, поступил по направлению от нашего лесхоза в Вологодское ПУ-17 на специальность мастер по лесному хозяйству. Тогда эта профессия казалась очень перспективной. Три года жил в общежитии в Вологде, в 2004-м ушёл в армию и два года служил на Северном флоте в городе Североморске.
После армии вернулся в родное село и устроился на пилораму. Зарплата была маленькая, и мне ничего не оставалось, как попробовать себя в других профессиях в большом городе. Так я оказался в Подмосковье.
– А как вы попали в сферу производства памятников?
– Первое время работал охранником. Сестра помогла устроиться на обучение в мастерскую к одному московскому предпринимателю. Мне очень понравилось работать с камнем. Вырезать, полировать – это своего рода искусство. Денег за учение не брали, но и платить тоже не платили, пока не научился. Через полгода я начал работать гравировщиком надписей и эпитафий. За пять лет работы освоил практически все навыки мастера по работе с камнем, разобрался в специфике оказания ритуальных услуг.
– И решили открыть своё дело в этой «нише» в Верховажье?
– К сожалению, в больших городах соперничество в этой сфере довольно-таки сильное. В конкурентной борьбе наша фирма закрылась, и мне ничего не оставалось, как попробовать осуществить свою идею открытия гранитной мастерской в Верховажье. Денег на это было мало, а желание огромное. Хотя 90 процентов людей утверждали, что в селе с таким бизнесом прогоришь, если бы были перспективы, давно бы кто-нибудь уже им занимался.
Я нанял грузовую машину и поехал в Республику Карелию, привёз оттуда заготовки для начала работы. Снял гараж за рекой. Купил ручной инструмент, на автоматику средств не было. Зарегистрировался как ИП, подал рекламу в газету, расклеил листовки, и люди пошли заказывать. Первое время занимался всеми заказами сам, потихоньку обучал брата Дениса резке и полировке камня.
– Кто ещё в вашей команде?
– Мне во всём помогают мои родные. Брат – считаю, лучший полировщик по камню в нашем районе, мама всегда поможет с делами по магазину. Поддерживает меня и моя жена Мария.
– Расширение спектра услуг связано с конкуренцией? Насколько сильно она вообще ощущается?
– Скорее, с возможностями. Уже через год после начала работы мы смогли себе позволить арендовать маленький магазин в 10 «квадратов» и начали принимать заказы на оградки, столики и памятники. Как раз в это время открылся магазин от Вологды – наши первые конкуренты. Но это меня не испугало, а подтолкнуло к развитию – купил грузовой автомобиль, снял помещение попросторнее, где мы и находимся по сей день.
Через год открылась ещё одна фирма, но я бы не сказал, что они создают нам большую конкуренцию. Я коренной житель Верховажья, родные мне во всём помогают, можно сказать, у нас семейное дело, сейчас строим дом и уже никуда переезжать не собираемся. Все наше производство находится здесь, и мы единственные в районе занимаемся камнем. Репутация для меня – главное, и к каждому клиенту я отношусь с пониманием и сочувствием печальному событию. Остальные же фирмы у нас – это перекупщики.
– Не тяжело психологически работать в такой сфере?
– Я обычно имею дело с памятниками и оградками, их заказывают уже по прошествии времени, когда первая острая боль утраты позади.
– Пользуетесь ли вы поддержкой, которую оказывает государство предпринимателям? И как вообще строятся отношения с властью?
– Если не считать кредита, во всем стараюсь справляться сам. Отношения со всеми местными властями хорошие, сотрудничаем в деле установки различных памятников.
– Мемориальная доска на памятнике верховажанам-участникам Первой мировой войны – ваша работа. А какие ещё подобные объекты есть на территории района? Какова вообще география вашей деятельности?
– Да, действительно, памятная доска – это наша работа. Такую же мы сделали и для Нижне-Кулоя. В Олюшине поставили девять плит мемориала павшим в Великой Отечественной войне. Есть наши работы в Верховье, в Слободе, в Верхней Терменьге, в Климушине. Фото-
графии некоторых вошли в книгу о верховажских достопримечательностях, её можно найти в музее. Ну, а частные надгробные памятники мы делаем для всего района, есть заказы из Вельска и Сямжи.
– Что бы Вы посоветовали молодым людям, которые хотят «работать на себя, а не на дядю»?
– В первую очередь – не лениться, и всё получится. А ещё помнить, что ваша профессия или умение всегда кому-нибудь нужны.
– Когда ездили фотографировать, видела у вас «Верховажский вестник». Сейчас, говорят, молодёжь газет не читает. Что вам интересно в районке?
– Интересно читать статьи про знакомых, узнавать о каких-то новых событиях в районе.
– Спасибо за беседу.

Наталья КОПЫЛОВА.  Фото автора

 

Два года мастерская оборудована ударно-гравировальным станком, подключенным к компьютеру. Фотография сканируется, обрабатывается в программе, а затем машина выбивает на полированной поверхности изображение и надписи. Впрочем, он не может полностью заменить художника, на долю которого остаются лишь творчество и расстановка акцентов.

br /

Комментарии (1)

07.11.2016 в 21:03 Гость написал:

Пользовались услугами мастерской Ивана Булганина, памятник установлен на кладбище деревня Боровина, качественно , в срок , разумная цена, спасибо мастеру

архив новостей