Жизнь на сцене

26.01.2018
Анатолий Макаровский

На страницах «ВВ» несколько лет назад был опубликован материал про нашего юного земляка Анатолия Макаровского – студента Ярославского государственного театрального института. Спустя время мы хотим представить его нашим читателям уже в статусе профессионального артиста. 

Сейчас Анатолий – действующий актер Вологодского театра для детей и молодежи под руководством Бориса Гранатова. В своем плотном графике постоянных репетиций и выступлений он нашел время, приехал в родное село и по нашей просьбе заглянул в редакцию. Я знакома с Анатолием с детства. Поэтому позволю себе обращаться к нему на ты. А говорили мы, конечно же, о театральном искусстве…

 

На службе театру

– Для начала давай уточним, как правильно говорить: ты работаешь в театре или служишь? Есть ли принципиальная разница между этими понятиями?

– По документам и в трудовой книжке эта деятельность называется работой. Хотя мне и многим другим артистам по душе слово «служба». Ведь я устраивался не на простую работу в офис, к примеру, а на служение театральному искусству. Но на самом деле меня не особо заботит этот вопрос. И в том, и в другом случае – это в первую очередь труд.

– Хорошо, разобрались. Итак, ты трудишься в Вологодском театре уже полгода. Студенчество и учеба остались позади. Отличается ли жизнь студента вашего направления от жизни уже действующего актера? 

– Конечно, отличается. Это абсолютно разные стадии развития любого артиста. Будучи студентом, ты учишься, познаешь, сравниваешь, предлагаешь, испытываешь. Условия театрального вуза можно назвать некой творческой лабораторией, где ты сам ставишь опыты над своими образами, игрой, манерой. И тут же сам получаешь «реакции» этих экспериментов, сам делаешь выводы, пробуешь снова, докапываешься до сути и глубины материала или мысли, характера героя и каждой его фразы.

А в театре такого уже нет. Здесь все фиксировано и отточено до автоматизма. Труппа актеров трудится в жестких временных рамках, по наставлениям режиссера и обязана выполнять свою работу по распоряжению о спектакле.

 

Пластические зарисовки в период студенчества

 

Атмосфера добра и взаимопонимания

– Какими были твои первые впечатления от вологодского театра, его режиссера и коллектива? Изменились ли они сейчас?  

– Я хорошо помню свое собеседование с художественным руководителем Борисом Гранатовым, который принимал меня в театр. У меня была подготовлена программа для прослушивания. С ней я выступил перед комиссией, состоящей из всех желающих на меня посмотреть. Потом Борис Александрович предложил мне поприсутствовать на репетиции. То есть изначально меня восприняли как своего, как человека, с которым они согласны работать. Меня поразила эта доброжелательность. И, несмотря на то, что большинство актеров и других сотрудников театра намного меня старше, все они обращались ко мне уже как к коллеге, на равных. По-моему, это замечательно! Пожалуй, это и есть главное отличие от института. Стерев все возрастные грани, мы работаем в одной связке на одну общую идею и результат. 

Возможно, в моем представлении об актерском труде, всей этой внутренней кухне что-то и изменилось. Но это не касается нашей команды. У меня, как у любого молодого и неопытного актера, много вопросов. Еще вдобавок случаются моменты разочарования и уныния. Но мне всегда помогают! Будь то профессиональное замечание или наставление, дружеский совет или даже анекдот, который меня подбодрит. 

На один из спектаклей новогоднего марафона я пришел простуженным, с высокой температурой. Из-за физического недомогания и усталости не мог говорить достаточно громко со сцены. Попытки добавить своему голосу звука выходили самым кошмарным образом. 

Когда я уже совсем отчаялся и окончательно расстроился из-за своей игры, ко мне подошла помощник режиссера. Она так по-доброму, можно сказать, по-сестрински подсела ко мне и заботливо сказала: «Толя, чуть-чуть погромче. Сейчас ты играешь на камерную сцену. Развернись и дай волю голосу. Нужно немного постараться». 

Меня не отчитали за плохую работу, а подсказали, как и что нужно было сделать. Причем в самой мягкой и спокойной форме. Это напутствие меня настолько вдохновило, что я смог преодолеть свой недуг. А дальше все пошло как по нотам.

 

В творческом режиме

– Как быстро ты приступил к репетициям? И какой была твоя первая роль?  

– Мои репетиции на площадке начались сразу после того, как я поступил в театр. Это была постановка «Училка XXI века». В ней я и получил свою первую роль робота-полицейского.

– А сколько времени необходимо, чтобы подготовить спектакль для премьерного показа? В каких задействован ты?  

– Как раз скоро у нас начнутся репетиции нового спектакля «12 стульев». По приказу руководства театра на его подготовку отведено около двух месяцев. 

Относительно моих работ могу смело сказать, что я – мастер массовочных ролей (смеется). Волны и ветер в «Алых парусах», поселянин в «Недоросле», горожанин из «Комедии ошибок», комик в «Айболите» – это всё я. Такие бессловесные, но все-таки живые фигуры в любой из этих картин. 

Но один мой герой все-таки наделен даром речи. Пусть он и не главный персонаж, но его образ является ключевым. По сюжету в Ивана, которого я играю, влюбляется главная героиня.  После возникновения этих светлых чувств она превращается в человека. Это я про постановку «Анчутка» рассказываю.

– Как проходят все этапы работы над спектаклем? Как распределяются роли и устанавливается график репетиций?  

– На доску объявлений вывешивается приказ. В нем нас извещают о начале работы над новой постановкой. Здесь же – список артистов и их ролей. Как правило, утверждается два состава. То есть, на одну роль приходится два человека. 

И вот, наступает дата, указанная в постановлении. Все заявленные для участия в спектакле актеры приходят на первую репетицию. Режиссер объясняет, что это за пьеса, кратко пересказывает ее содержание и описывает действующих лиц. Также нам демонстрируют костюмы, декорации сцен, музыкальное и художественное оформление. В общем, полностью погружают нас в картину и условия, в которых нам предстоит работать. 

Затем мы начинаем читать текст произведения. На подобных вводных репетициях обсуждается будущий спектакль, его герои, кто и как из актерской труппы видит персонажей. Бывает, актеры вносят предложения, четко аргументируя свое видение действия или какой-либо сцены. Поистине стоящие и грамотные инициативы обязательно поощряются режиссером. 

Следующий этап – так называемая разводка. Художник по сцене намечает для нас точки, по которым мы должны двигаться на площадке. Далее мы отрабатываем эти движения, заучиваем свои фразы, пробуем играть разными составами, прислушиваясь к указаниям режиссера и его помощников. Так рождается новое театральное чудо.

 

Постановка с использованием грима

 

Секреты закулисья

– Любители театрального искусства привыкли видеть вашу работу полностью готовой и отшлифованной. Поэтому очень интересно узнать о том, что же происходит по ту сторону сцены. Можешь ли ты раскрыть некоторые секреты закулисной жизни? Как создаются спецэффекты, звуки, магия исчезновений? И что делать, если актер забывает слова во время спектакля?   

– Нет, все же хочется сохранить интригу и ничем с вами не делиться (улыбается). Ведь задача артиста как раз и заключается в том, чтобы донести до зрителей свой материал и образ героев максимально достоверно и искренне, вызвать отклик в их сердцах и душах. Как это делается и что за этим стоит, должно оставаться профессиональной тайной. 

Но могу сказать, что актеров страхует помощник режиссера. У нее есть все тексты, пульт и экран, где транслируется все происходящее на площадке. И в случае необходимости она по рации может что-то подсказать или предупредить артистов или работников сцены. Поэтому заминок не бывает. 

Гастроли в Германии, спектакль «Афоризмы о любви» 

 

– Говорят, успех спектакля немало зависит от восприятия актерской игры аудиторией. Правда ли это? И для кого играть сложнее: для детей или для взрослых? 

– Да, безусловно, то, как принимает нас зритель, имеет большое значение. При полном взаимопонимании с залом отдача получается стопроцентной. Игра становится удовольствием, а не работой. 

Играть, наверное, проще для взрослых. А вот дети, почувствовав фальшь, скрывать этого не будут. Им сразу же становится неинтересно, они достают телефоны, начинаются перешептывания, кто-то может и расплакаться от скуки. Детей не обманешь.

– Ну, и напоследок. Сейчас ты стоишь в самом начале своего творческого пути. Впереди – самые яркие и главные роли. Кого бы тебе хотелось сыграть больше всего?  

– Пока не могу ответить на этот вопрос. У меня еще есть много времени, чтобы подумать. Главная роль, второстепенная, массовка… Важно не это. Больше всего мне хочется раскрыть всю сущность персонажа, все многообразие его души, раскрыться самому и показать, способен ли я на это. Вот к чему я стремлюсь.

– Анатолий, я благодарю тебя за приятную беседу. Ждем приглашений на спектакли!

Подготовила Ульяна ПИВОВАРОВА

 

 

Поделиться

Комментарии (0)

архив новостей