Почти 900 дней голода, холода и страха…

03.02.2019
"Дорога жизни" – единственный транспортный путь через Ладожское озеро, который связывал блокадный Ленинград со страной

27 января в России ежегодно отмечается день освобождения Ленинграда от фашистской блокады. В этом году одной из самых героических и трагических страниц Великой Отечественной войны исполняется 75 лет.

«Сровнять Москву и Ленинград с землей…»

 Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года и продолжалась в течение 872 дней. Если к началу войны население города составляло 3,2 миллиона человек, то к январю 1944 в Ленинграде осталось только 560 тысяч жителей.

 В планах немецкого командования уничтожение Ленинграда планировалось самыми варварскими и бесчеловечными средствами. Союзниками артиллерийских обстрелов и бомбежек города должны были стать голод и холод. 8 июля 1941 года начальник штаба германских вооруженных сил генерал-полковник Франц Гальдор записал в своем военном дневнике: «Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которые, в противном случае, мы будем кормить в течение зимы. Задачу уничтожения городов должна выполнить авиация». На этом направлении группа немецких армий «Север» имела троекратный перевес в силах.

8 сентября 1941 года немцы, захватив Шлиссельбург, блокировали Ленинград с суши. Была прервана связь Ленинграда с большой землей. Город оказался в исключительно тяжелом положении. Не хватало продовольствия, оружия, боеприпасов, снаряжения, прекратилось водоснабжение, закончилось топливо, перестали работать электростанции.

Среди народа начался голод. Враг находился от 5 до 40 километров от города. Близость линии фронта к городу позволяла врагу систематически наносить артиллерийские и авиационные удары.

В связи с резким уменьшением выдаваемого продовольственного пайка среди населения города увеличилась смертность. В ноябре 1941 – феврале 1942 года от голодного истощения умерло 263 тысячи ленинградцев. За время блокады норма выдачи хлеба населению снижалась пять раз, а в период с 20 ноября по 25 декабря 1941 года была самой низкой и составляла: для рабочих, инженерно-технических работников – 250 граммов суррогатного хлеба в день, для служащих, иждивенцев и детей – 125 граммов на человека.

 

Вологжане – городу на Неве

Вся страна пришла на помощь блокадному Ленинграду. Вологжане приняли активное участие в сборе средств в помощь фронту. Так, уже на 10 февраля 1943 г. на строительство авиасоединения «Героическому Ленинграду» было собрано 50 млн. рублей, и на эти деньги закуплены 100 истребителей ЯК-9...»

Из Вологды по Северной железной дороге шел поток грузов для города через Вологодское и Бабаевское отделения. Поезда шли под постоянными бомбежками фашистской авиации. Вологжане не только помогали разорвать фашистское кольцо, но и принимали в свои города тех, кто смог из него вырваться.

Первый эшелон с эвакуированными ленинградцами прибыл в областной центр 26 января 1942 года. Он доставил людей, которых удалось вывезти из осажденного города по«дороге жизни». Затем поезда с блокадниками шли несколько месяцев подряд. Всего через Вологду прошло 215 эшелонов и 186 тысяч блокадников. Специально для них было открыто шесть эвакогоспиталей.

Две тысячи человек тогда погибли и покоятся в братских могилах. Но многие из выживших, это почти пять тысяч человек, остались на Вологодчине. Всего в боях за Ленинград погибло более 15 тысяч вологжан, столько же пропало без вести. В память о них на интернациональной аллее Славы Невского пятачка появиласьмемориальная доска. В Вологде же в 1988 году был открыт мемориал «Жителям блокадного Ленинграда». Сегодня в области проживает около 200 ветеранов, кто пережил блокаду.

 

И дети остались одни

Что касается нашего района, то на сегодняшний день, по данным органов соцзащиты, у нас проживает лишь один человек, кого непосредственно коснулась блокада. Это Александра Ивановна Наволочная 1931 года рождения, из п. Феклуха Коленгского сельского поселения.

«Александра Ивановна родилась в деревне Ивойловская Заборского сельского совета Тарногского района, – рассказывает библиотекарь Надежда Михайловна Величутина. – Перед началом войны вместе с матерью и братом они поехали в Ленинград к отцу, который работал слесарем на военном заводе. Семье выделили комнату в общежитии. Когда началась война, отцу дали бронь, поскольку на заводе было очень много работы. Матери в прописке отказали и ей пришлось ехать обратно в деревню. Дети – второклассница Шура и ее брат, который ходил в детский сад – остались с отцом.

Началась блокада. Постепенно постоянные бомбежки стали привычной частью жизни. Из-за нехватки еды Шура пешком ходила на завод к отцу за обедом. Вскоре разбомбили школу, и девочке пришлось водиться с братом.

В 1942-м году во время налета в цех, где работал отец, попала бомба. В этот день Шура, как обычно, пришла за обедом. Вокруг обломки стен, дым, запах гари. Отец погиб. Так двое детей остались одни. Их определили в детский дом в Ленинграде, но из-за разницы в возрасте поместили в отдельные группы. Через месяц брат заболел, а спустя какое-то время умер.

В 1943 году детей из детского дома по Ладожскому озеру эвакуировали и привезли в Горьковскую область. Там воспитательница, узнав, что Шура помнит адрес, где живет мама, написала в Тарногский район письмо. Мать ответила. И в сопровождении воспитателя Шура отправилась на Вологодчину...».

 

«Не дай Бог никому это пережить»

К сожалению, совсем недавно, в декабре 2018 года, ушла из жизни жительница НижнеВажского сельского поселения Тамара Ивановна Полежаева, которая также маленькой девочкой оказалась в 1940 году в Ленинграде вместе со своими родителями. Тогда ее отец, Иван Григорьевич Лебедев, партийный работник, привез семью в город на Неве, а когда началась война – его сразу же призвали в армию. Жена, Пелагея Артамоновна, с тремя малолетними детьми осталась в осажденном городе. Вот что вспоминала Тамара Ивановна в интервью корреспонденту «ВВ» НинеЮренской к 70-летию снятия блокады: «Мне шесть лет было, когда начали бомбить Ленинград. Однажды я, услышав рев самолетов, украдкой от мамы выбежала на улицу и стою, смотрю, как падают черные бомбы на город. Увидела, что одна из них упала в реку. Из воронок летели искры, а потом большое черное облако нависло над этим местом. Я бегом в квартиру. После этого стала бояться гула самолетов. Мы не сразу смогли эвакуироваться. Поезда не ходили, кого как отправляли из города. А когда встала река, то мы пешком пошли из города. На отца получили похоронку. Не дай Бог никому это пережить…».

Вологодчина стала местом эвакуации из блокадного Ленинграда и для Хильмы Ивановны Мандонен, которой уже тоже нет в живых. Сначала, в 1942 году она попала в детский дом с. Нюксеницы, а затем, в 1952 году переехала в Верховажский район и жила здесь до 2013 года.

Вот что Хильма Ивановна сама писала, вспоминая блокадный Ленинград: «Я с мамой и сестрой жила в Ленинграде. Когда началась война, отца призвали в армию, и он больше не вернулся. В городе мы жили до 1942 года. Когда прорвали кольцо блокады, слабых матерей и детей эвакуировали. Нас через Ладогу везли на машинах. Ждали эшелонов и ночевали на улице. У меня были обморожены ноги. Потом погрузили в товарные вагоны на солому и повезли на Вологду. Вдруг стали бомбить. Мама была слабая и выронила меня из рук у поезда. Когда посадили в вагоны, я была без сознания. Очнулась уже в Вологде на руках у санитара. И увидела на платформе мертвую маму...»

Подготовила Ольга ГУЛИНА

  

Блокада

Защитникам Ленинграда, и тем, кто перенёс блокаду города на Неве, посвящается...

Смерть-старуха глядит

Днём и ночью в лицо.

И блокада – удавка,

Как стальное кольцо.

От снарядов дрожит

Вновь на Невском гранит.

Пайка хлеба, как справка, –

Разрешение жить.

Быстро, громко стучит

Метроном, как набат.

Мы клянёмся Отчизне

И тебе, Ленинград –

Устоим! И для нас

Слово Честь будет жить!

И Дорогою Жизни

Вместе с нами страна.

Николай Бечин

 

"Верховажский вестник" №6 за 25 января 2019 года

 

 

Поделиться

Комментарии (0)

архив новостей