Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
       

Такую стройку мы могли себе позволить

08.02.2019
Так выглядела ферма "Вага" в 2016 году, когда там шла реконструкция

3 ноября 2017 года районная газета опубликовала статью Валентина Горынцева «Есть у революции начало…» В доперестроечный период, писал он, лидером в животноводстве района был колхоз «Россия». Его возглавлял Георгий Иванович Верещагин. Наивысший надой молока на корову составлял 3486 кг. Хозяйство дважды участвовало в областной выставке достижений в животноводстве. Заметим, что тогда дойное стадо было около полутора тысяч голов. Любопытный читатель может подсчитать общий годовой надой. Без особого труда представить, что Вага и Ковда на время могли бы стать молочными реками.

Читая статью, я вновь припомнил обещание, данное Георгию Ивановичу, познакомить верховажан с отдельными периодами становления животноводства прославленного хозяйства. Рассказать, каких трудов стоили эти достижения. Через какие испытания прошли труженики колхоза. 

Орденоносцы

Наша беседа с Георгием Ивановичем состоялась в июле 2014 года. Первым делом он назвал лучших животноводов хозяйства. Рассказал, что ордена Трудового Красного Знамени была удостоена Мария Михайловна Котова. Орден Дружбы народов был вручен Александре Кузьмовне Безруковой. Зоя Игнатьевна Кондакова и телятница Елизавета Дмитриевна Снежурова были награждены орденом «Знак Почета». Такой же наградой отмечены труды тракториста Клавдия Васильевича Долговязова и главного зоотехника колхоза Александры Ивановны Верещагиной.

От себя добавлю, что и председатель колхоза получил орден Трудового Красного Знамени, а позднее – орден Октябрьской Революции. Когда уходил на пенсию, то своему преемнику Виктору Васильевичу Ряполову передал два добротно построенных животноводческих комплекса – «Вага» и «Ковда». О кормозаготовительной и другой технике говорить не приходится. 

Молодой председатель

– До армии я закончил Вельский сельхозтехникум. Поэтому меня в числе других специалистов сельского хозяйства демобилизовали досрочно. Было такое решение правительства СССР. Стал работать агрономом Чушевицкой МТС. Обслуживал колхозы «День урожая» и «Свобода», – вспоминает Георгий Иванович. – 19 февраля 1954 года меня избрали руководителем колхоза «День урожая». В Заболотском сельсовете это было самое крупное хозяйство. На общем собрании колхозников я присутствовал как агроном МТС, и новое назначение для меня было настолько неожиданно, что я демонстративно покинул собрание. И все же пришлось согласиться. На один год. Мне было двадцать четыре, холост, жил с родителями в деревне Чигарин (Фоминогорская).

На речке Сезеньге, неподалеку от нашей деревни, стоял скотный двор на 40 коров. В округе – самый большой. Крыша была соломенная. Так же был закрыт и вместительный сенник, что находился в трехстах метрах от двора. Его построили уже силами колхоза на 40 центнеров кормов. Большую пожню косили всем народом после того, как выставляли дальние покосы, и сенник набивали хорошим луговым сеном. Это была «бронь» на весну. Тогда животных кормили плохо, поэтому и надои были низкие. В 1953 году получили 493 литра на корову. 

С лучиной в зубах

Весна 1954 года выдалась голодной. 14 мая выпал снег. Спасла солома с крыши двора. Пришлось скормить и с сенника. В скотном помещении полов не было. Доярки ходили в навозе чуть не по колено, держа край подола в зубах. Вечером доили при лучине, которую держали тоже в зубах.

Вскоре купили десять керосиновых фонарей «Летучая мышь». В работе они были менее удобны, чем изделия царского времени (те имели две пружины для поднятия стекла), однако с лучиной не сравнить. Сегодня верховажанам не понять той радости, что испытывали доярки 60 лет назад. Приведу такой пример. Одной из доярок была Мария Александровна Котова. Она первой надоила 1000 литров от коровы. Ее избрали депутатом районного Совета. Выступая на одной из сессий, она похвалилась: «Теперь мы живем без лучины. Гришка-председатель купил всем по фонарю». Вот в каких условиях трудились наши женщины, и трудились самоотверженно. За счет их поднялся в гору будущий колхоз «Россия». Об этом надо помнить всем и всегда. Иначе грош нам цена

– Надо сказать, что война искалечила, сделала инвалидами не только тех, кто испытал ужасы боев, бомбежек и обстрелов, танковых атак, – продолжает Георгий Иванович. – Двенадцатилетним подростком Мария работала погонщицей лошадей на колхозной молотилке. Нога девочки попала в привод, и она осталась хромая. Впоследствии вышла замуж и жила в поселке Каменка.

Осенью того же 1954 года «скормленные крыши» заменили тесовыми. Тес готовили на маленькой пилораме, работавшей от локомобиля. Он пыхтел на дровах. Такая установка имелась еще в Липках, в деревне Плёсо. Она была малопроизводительна, за день пропускали 10-12 бревен. Но это все же лучше, чем пилить вручную.

Перед войной в Чигарине построили новую колхозную конюшню на 40 лошадей. Представляешь, сколько требовалось плах и досок? Четыре мужика пилили вручную. На козлах. Мне тогда было всего 11 лет, но и сегодня помню, что в одной паре работали Александр Григорьевич Дубов и Киприян Андреевич Верещагин. Оба 1893 года рождения и вскоре обоим пришлось идти на войну...

Затраты оправдались

– Не прошло и десяти лет – крыши ферм и домов забелели шифером. Появились автопоилки, водогрейные котлы и добротные полы. В 1977 году на ферме «Вага» пустили в эксплуатацию коровник, построенный по индивидуальному проекту. Сооружение дорогое, но у нас были деньги и мы могли позволить себе такую стройку. Строили за счет доходов колхоза, даже кредит не брали.

В 1977 году колхоз Россия пустил в эксплуатацию новую ферму Вага, построенную по индивидуальному проекту

Надо признаться, что дело оказалось довольно хлопотным. Сложность заключалась в том, что крышу решили сделать совмещенной. Одновременно она должна была служить и потолком. Поэтому вместо деревянных стропил планировали установить более долговечные стальные конструкции.

Однако работа застопорилась из-за отсутствия металлопроката. Череповецкий металлургический комбинат и сталепрокатный завод работали на всю мощь. Но ведь они снабжали не только Вологодскую область. Продукцию сельхозпредприятиям облисполком выделял согласно имевшимся фондам. А они к тому времени были уже распределены.

Я поехал к директору сталепрокатного завода. Он согласился помочь при условии, если мы уступим автобус. Но выделение автобуса для колхоза не планировалось, и я уехал ни с чем.

Выручил земляк Геннадий Иванович Тетерин из Липок. Тогда он возглавлял областное объединение «Вологдаспецмонтаж». В каждом районе имелись подразделения по монтажу оборудования на фермах. Тетерин взял на себя ответственность по изготовлению продукции, и воз с места сдвинулся. Деревянные короба с утеплителем для крыши сделали на Вологодском заводе ЖБИ. Из колхозных досок.

Вскоре все было готово. Дело оставалось за малым – доставить готовые конструкции к месту назначения. Но как это сделать?! Груз негабаритный, длина изделий 24 метра. Стали возить на трейлере, причем по одной штуке. Для монтажа на месте пришлось арендовать подъемный кран в Вологде. Договорились с одним из крупных предприятий. Затраты большие. Конечно, все это стоило не только денег, но и нервов. Однако расходы окупились, коровник исправно служил много лет. И, что немаловажно, значительно улучшились условия труда доярок. Что ни говори, а животноводство больше, чем другие отрасли, держится на людях. Корова – живое существо, и в этом смысле с машиной ее не сравнишь. За счет того, что по специальным воздуховодам поступал чистый и теплый воздух, в помещении двора стало теплее, суше и уютнее.

Современные реалии

– Хочу отметить бесспорный факт. Тогда руководители предприятий помогали друг другу, притом – безвозмездно. Я тоже многим оказывал помощь. Сегодня же без миллиона в кармане с тобой и разговаривать не станут! Вот как изменилась жизнь в России. Имею ввиду в нашем государстве. Президент давно говорит о том, что прикрываясь законами, чиновники воруют. Но даже он пока не в силах с ними справиться. А народ не помогает. Правильно ему сказал и Фидель Кастро. Когда чиновники не проявляют инициативы, работают только по указанию Президента, то много приходится работать руководителю страны, – так завершил свои размышления Георгий Иванович. Думается, его переживания близки и понятны читателям.

Да, форма собственности, а значит и сельскохозяйственная экономика в корне изменились. Насколько я понимаю, сегодня государственную политику в значительной степени определяют крупные агрохолдинги, которым не нужны конкуренты не только в лице среднего, но и даже малого бизнеса. Не случайно львиная доля бюджетных ассигнований оказывается в их карманах. Поэтому нашим предприятиям вряд ли скоро удастся обрасти жирком, как это было в советский период. Думается, стоит согласиться с учеными-экономистами и практиками, которые видят выход из многолетнего кризиса в деловом единстве государства и бизнеса, но на более высоком уровне, чем оно существует сегодня. Совместное финансирование проектов позволило бы строить не только современные фермы, но и новые деревни. Почему же их не строят? Как представляется, главная загвоздка не в деньгах, а в отсутствии государственной воли. И отсутствует она по вполне понятным причинам чисто российского свойства.

Владимир Кондаков. Фото из архива «ВВ»

"Верховажский вестник" №8 за 1 февраля 2019 года

 

Поделиться

Комментарии (0)

Свежий номер