Войной украденное детство

02.07.2018
Ульяна Ивановна и ее дети Галина, Аза и Юрий

Очаровательно и прекрасно летнее утро. Какое это необыкновенное зрелище – наступление нового теплого летнего дня. Рассвет летом наступает рано. Земля еще сонная, а первые солнечные лучи уже начинают медленно скользить по ней. Они прогоняют туман, который постепенно прощается с полями и лугами, рассеиваясь в солнечном свете. Медуница и колтышки, другие цветы и травы распространяют свой аромат вокруг. Свежий воздух наполняется им и становится еще приятнее. Солнце поднимается все выше и выше, а его яркий свет озаряет все окрестности. Под нежными лучами просыпается трава, роса на ней переливается крупными бриллиантами. Но с каждой минутой их все меньше, они словно улетают навстречу солнцу. Рано утром царит тишина, земля будто ожидает чего-то необыкновенного, затаив дыхание. Но длится это недолго. Вот уже запел соловей, другие птицы подхватили его песню, и разноголосое пение доносится с высокого неба. Птицы радуются наступлению нового дня. Утренней тишины как не бывало, вокруг столько новых звуков! Солнышко начинает пригревать все сильнее, становится совсем тепло, и вот уже совершенно ясно, что день выдастся жарким.

Солнце еще на востоке, но уже все наполнено жизнью: слышится гул тракторов, не прекращающих пахоту даже ночью. Основная тяговая сила в колхозе- это лошади, техники в колхозе имени Кагановича очень мало, поэтому работает она на износ, посевная уже к концу и надо быстрей закончить посадку зерновых и прочих культур.

Дом семьи Матерухиных

 

Стали появляться на улице люди, все спешат на работу. Хозяйки выгнали скот в пастбище. Воздух наполнился звуками. Все перемешалось, крики людей, блеяние коз и овец, как бы прощаясь со своими рогатыми мамочками, протяжно мычат телята. Пастух, время от времени посвистывая, погнал стадо коров в лес. Все шумит, движется, работает. Вот и наступил день, незаметно и быстро, он принесет много нового, неожиданного и интересного.

Солнечный лучик незаметно прокрался в окно небольшой комнаты на чердаке дома. Он скользнул по стене и расплылся большим пятном по кровати. Все наполнилось теплым светом. Возле стен стояли две кровати, на которых сладко посапывали дети: три сестры. Возраст их невелик, старшей Азе 10 лет, Гале пять, а Зое семь лет, а самому младшему из детей в семье - Юре, всего один год. Он ночует в родительской комнате. Дети, не привыкшие долго спать, зашевелились от такого изобилия солнечных лучей. Зоя вспомнила, что ей говорила мама перед сном, а так как девочка она была послушная и исполнительная, она не могла этого забыть. Мама детей - Ульяния — выполняла в колхозе различные работы, в зависимости от времен года. Весна и начало лета, в основном, вывозка навоза на поля, раскидка его, переборка картофеля и его посадка, косьба травы коровам и телятам, а в целом, работы хватало, с раннего утра и до вечера - все дела. Каждый день записывал бригадир в трудовую книжку, а в конце недели подводили итог, сколько часов отработано, а за трудодни давали зерно, муку или крупу.

Мефодий и Ульяна Матерухины

 

Детишкам тоже приходилось трудиться. Чтоб помочь родителям, выполняли работу по дому или в огороде, а иногда работали в колхозе вместе со взрослыми на уборке льна, сенокосе, копке картофеля и других работах. Вечером перед сном Ульяна наказывала детям: «Как проснетесь, надо сходить на свой участок, досадить картошку несколько рядков». Вечером тоже работа - застать корову, когда пригонит из леса пастух. Привести с пастбища овец и закрыть во двор, чтоб родители, когда придут с работы, занялись своим личным хозяйством.

Отец их, Мефодий работал в конторе колхоза имени Кагановича счетоводом-бухгалтером. Колхоз был большой, процветающий, и объем работы у счетовода был огромный.

Итак, вернемся снова в комнату на чердаке. Что там происходит? Зоя будит Галю и Азу, которые упорно не хотят вставать. Пришлось перейти в нападение, вооружившись подушкой. После небольшой потасовки, подняв переполох на кроватях, девчонки скатились с веселым смехом по крутой лестнице с чердака. Аза училась в школе хорошо, ей нравилось заниматься - писать, читать, узнавать что-то новое. Особенно она любила читать. Захватив с собой интересную книгу, помчалась вслед за сестрами.

На кухне стоял большой пузатый самовар, он с важным видом выпячивал свои бока, как бы предлагая посмотреться в них, как в зеркало. Галя, увидев свое чумазое отражение, звонко засмеялась, да так, что разбудила годовалого Юру в соседней комнате. Позавтракав молоком с картошкой, все отправились сажать картофель. Юра еще только начал осваивать первые шаги, падая и спотыкаясь, он едва передвигался по полу. Девчонки, не долго думая, посадили брата в наволочку, взвалили на плечо и вперед, на работу. Брат, хоть и маленький, но понятливый, он уже усвоил, что сопротивление с его стороны бессмысленно.

Сидя в борозде, он изучал окружающий его мир, иногда пробуя что- то на вкус. Аза оказалась хитрее: пока девочки сажали картошку и были так увлечены своей работой, легла в борозду и читала, не отрываясь, увлекательную книгу.

Вечером, когда все дела были выполнены, дети ждали родителей домой с работы. Мама была строга и требовательна, поэтому ждали больше папу, они знали, что отец их похвалит и приласкает. Мефодий, закончив трудовой день, поднимался в гору, издалека поглядывая на свой дом, он знал, что дома ждут его жена и любимые дети. Девчонки, сидя на балконе, поглядывали на дорогу, готовые в любой момент сорваться и бежать навстречу. И вот этот момент настал, папа показался из-за поворота. С визгом и радостными криками бросились дети встречать отца. Мефодий на лету хватал и подкидывал дочек вверх по очереди, доставляя им много радости. Так проходили день за днем. Шел июнь 1941года.

 

Был жаркий солнечный день. Ничто не предвещало беду. Как гром средь ясного неба, черной тучей над нашей Родиной нависла угроза со стороны немецких захватчиков. 22 июня началась Великая Отечественная война.

Дети еще не знали, что случилось. Слово «война» им неизвестно. Но по поведению взрослых они понимали, происходит что- то страшное, непоправимое. Мать плакала, скрывая от детей слезы. Отец был молчалив и невесел. Они наглядеться друг на друга не могли, надышаться, наговориться… всю ночь не смолкали их тихие разговоры. А утром рано Ульяна собрала Мефодию в рюкзак еды, одежду. Отец подошел к спящим детям, чтобы попрощаться, но, почувствовав на своем лице мужскую колючую щетину, они проснулись и бросились ему на шею. Дети не хотели отпускать своего любимого папочку на войну. Родители, как могли, объяснили, что на войну он идет, чтоб победить врагов и снова вернуться домой.

Много людей собралось провожать любимых мужей, отцов, сыновей, девчонки своих парней на фронт. Играла гармонь, кто-то пел частушки и плясал, кто-то плакал навзрыд, кто-то молча прощался. Последний раз поцеловались, обнялись. «Береги себя и детей!» -крикнул Мефодий и побежал строиться. В шесть рядов встали будущие воины — они шли в бессмертие! Шестнадцать обозов двинулись по пыльной дороге, везли продовольствие, одежду и все то, что необходимо на фронте. Женщины плакали, махали вслед уходящим воинам, а мальчишки бежали следом. Долго еще стояла Ульяна с тремя малолетними дочками и крохой-сыном на руках. Уже последний обоз скрылся за поворотом, и не слышно стало топота ног по грунтовой пыльной дороге. Она все смотрела вдаль, лицо будто окаменело, ветер растрепал волосы и высушил слезы. Никто из них тогда не знал, что виделись они в последний раз.

 

Жизнь во время Великой Отечественной войны была трудна для всех: и для солдат, и для мирных жителей — женщин, детей стариков, которые снабжали нашу армию продовольствием и оружием. После ухода отца на фронт вся мужская работа в доме оказалась на матери и на Азе, как старшей. Хорошо, что отец рано преподал детям азы сельской жизни — как косить, копать, пилить дрова, ухаживать за коровой... Много приходилось работать женщинам и детям. Досталось тем, кто в годы войны были совсем детьми, как много им пришлось пережить в это трудное время. Дети, которые учились в 3 и 4 классах, трудились за взрослых, пасли лошадей, возили на них сено и навоз. Работали за трудодни, но за них хлеба давали мало. Жили за счет огородов, а хлеб отправляли на фронт. Летом продуктов было совсем мало, питались ягодами, грибами, ели кашник —клевер, его добавляли в хлеб.

Аза и Зоя работали в колхозе наравне со взрослыми. Косили, гребли сено, отвозили его на фермы. Сена нужно очень много, чтоб на всю зиму обеспечить скот питанием. А дома тоже корова и другой скот, но пока колхоз не выполнит свой план по заготовке кормов, не  свои пожни косить разрешали. Заготовка кормов зависит от погоды, надо ловить момент, пока солнышко, чтоб сушить сено, а пойдут дожди, кормов не наготовишь. Приходилось по ночам тайком косить траву. Ульяна перевязывала веревкой по охапке свежескошенной зелени, себе — побольше, детям — по силам, и взваливала на плечи. Было тяжело, но каждый нес свою ношу. Днем раскидывали и сушили возле дома. Таким способом приходилось свою кормилицу обеспечивать сеном. Без нее было б совсем голодно. На трудодни давали очень мало, в основном, зерно — ячмень, который перемалывали дома на жерновах и делали муку. От личного хозяйства большую часть продуктов: молоко, яйца, мясо, шерсть — все приходилось отдавать на фронт, кормить солдат и снабжать их продовольствием. Надо было выживать и  самим. Дети собирали клеверную шишку, мать ее сушила, перемалывала, смешивала с небольшим количеством муки и пекла лепешки. Продуктов не хватало, хотелось кушать.

 

Приходили письма с фронта. Это была большая радость для всей семьи, да что там для семьи - для всей деревни радость! Читали и перечитывали все вместе, плакали и веселились сообща. И в горе поддерживали друг друга, общие переживания сплачивали односельчан. Все это время в деревню приходили похоронки, было больно смотреть, как женщины оставались без мужей, сыновей, отцов. Читая стихотворение «Похоронка» Юрия Николаевича Доронина, моего дяди, которому было 10 лет, когда началась Великая Отечественная, словно смотришь в лицо войне:

Скорбный лист, как удар колокольный.

Буквы в пляске сбежались в кресты.

Льются слезы рекою невольной,

Их сдержать не пытаешься ты.

Сядь на стул, упадешь. Дрожь в коленях,

Руки сводит несчастным винтом.

Дверь стучит, как по гробу каменья...

Голова, как чугун со свинцом.

В последнем письме Мефодий пишет, что он ранен в живот на поле боя. Это было в 1943 году. Больше писем не было. Но Ульяна ждала их, она не знала, что мужа больше нет в числе живых. Она ждала его всю войну. Ни трудности, ни голод не смогли сломить русского человека, он смог победить.

 

Закончилась война. Эта новость облетела всю деревню. У людей были слезы на глазах, слёзы радости и скорби об умерших. Ульяна надеялась и ждала мужа домой. Похоронки не было, значит, он живой! Она верила, что он вернется. Но этот миг не наступил.

И только в 1945 году пришло письмо из Управления по учету погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава со словами «По спискам убитых, умерших от ран и пропавших без вести в Управлении не числится». Значит, есть еще надежда, что он может быть жив?! Ульяна продолжала ждать и после войны, и всю оставшуюся жизнь была ему верна. Она выполнила наказ своего мужа, сберегла детей, как бы трудно ни было. Вырастила их порядочными, достойными отца своего людьми. Все получили образование, сама она закончила колхозную школу и стала пчеловодом.

Аза стала учителем, как и мечтала.

 

Зоя после окончания института заняла пост начальника Госсеминспекции.

 

Юра закончил юридический и работал судьей, а Галина стала мастером на заводе.

 

Дети войны. У них не было детства, и всё, что они прожили, это все для нас, для будущего поколения. Никогда не померкнет в веках подвиг, совершённый советским народом в Великой Отечественной войне. Двадцать семь миллионов жизней унесла война. Она не минула ни один дом, ни одну семью. Всюду — на полях боевых сражений и в тылу — ковалось солнце великой Победы. С тех пор прошло много лет. Но есть вещи, о которых не можем не помнить и не говорить, пока мы живы. Есть вечная память, которая делает нас лучше и добрее.

Ольга Рогозина. Фото из архива семьи

Поделиться

Комментарии (0)

архив новостей