Лесное "закулисье"

07.04.2017
Пилорама есть, а работников на ней нет. Такая ситуация,  если верить сведениям об официальной занятости,  в верховажском бизнесе не редкость.

Чем примечательно очередное заседание межведомственной комиссии по взысканию недоимки и легализации объектов налогообложения, так это присутствием целого ряда вызванных повестками местных работодателей. К ним у представителей власти имелись претензии по поводу якобы имеющейся на их производствах неформальной занятости и выплаты зарплаты «в конвертах». А задекларированное жалованье рабочим – ниже даже прожиточного минимума, не говоря уже о среднем по отрасли.

Отчасти такое количество приглашенных для ответа руководителей – прямое следствие проведенных недавно рейдов по находящимся фактически на «полуподпольном» положении предприятиям в окрестностях Верховажья. Специализирующихся, главным образом, на переработке древесины. И частенько прячущих от посторонних глаз за высокими заборами. Рейды – обычная практика муниципальных властей, стремящихся пополнить собственные доходы бюджета за счет максимально возможного в нынешних условиях расширения налогооблагаемой базы.

За высоким забором

В принципе, картина пестрая и неоднозначная, требующая детального изучения ситуации в каждом конкретном случае. Что ни пилорама или мини-цех по лесопереработке, то свои «шероховатости», когда Налоговый кодекс трактуется достаточно вольно, исходя из личных интересов. Но, известно, как в природе нет осетрины второй свежести, так и невозможно существующий закон выполнять только наполовину. Тем не менее, судя по установленным проверяющими фактам, некоторые предприниматели пытаются, что называется, усидеть на двух стульях.
По большому счету, в полном смысле слова «подпольщиками» их назвать трудно. Худо-бедно платят за земельные участки, арендованные под производство, оплачивают затраченную электроэнергию. А дальше начинаются загадки. Пилорамы и станки работают, о чем свидетельствуют счета от сбытовой компании, копятся промышленные отходы, потом утилизируемые непонятным образом, а в штате обслуги официально числится в лучшем случае один-два человека. Для отвода глаз. Остальные наемные рабочие как бы и не существуют в действительности, нигде не состоят на учете и не могут рассчитывать на соцпакет. Прямо гоголевские «мертвые души», только с точностью до наоборот. Там Чичикову умершие крепостные крестьяне, упрощенно говоря, были нужны для того, чтобы заложить их, и, получив значительную сумму денег и землю, разбогатеть. В нашем случае живых людей напротив низводят до «мертвых душ» с целью уйти от налогов.

Леса нет, сбыта нет…

Есть по меньшей мере один вообще «уникальный» в своем роде житейский эпизод. Вот уже третий год подряд некий предприимчивый деятель в буквальном смысле слова убедительно морочит районным властям голову. Подойдет и выражение «вешает лапшу на уши». Дескать, об официальном устройстве рабочих на его предприятии и речи не может идти, поскольку сырья нет, сбыта нет, одни убытки. И он полностью закрывает свое производство и прекращает на нашей территории всяческую деятельность.
Видимо, чтобы только отвязались. Сам же тихой сапой продолжает переработку древесины как ни в чем ни бывало. В день проверки на его производственной базе обнаружилось порядка 1,5 тысяч кубометров делового леса (!). Это только визуально. Сырья нет? Такое вот несоответствие между словом и делом. Рабочих как бы нет, зато офис выстроен на загляденье.
Пожалуй, немудрено, что с некоторых пор члены рейдовой группы относятся к подобным заявлениям по поводу убыточности производства, мягко говоря, скептически. А если называть вещи своими именами – с крайним недоверием. И трудно их в этом винить. Обвел вокруг пальца раз-другой, но ведь не до бесконечности же. Теперь пристальное внимание к дальнейшей работе мнимого банкрота со стороны властей гарантировано. Сам напросился.
Впрочем, было бы опрометчивым грести всех лесопереработчиков под одну гребенку. Кризисные явления в отрасли при некотором улучшении конъюнктуры никуда не делись, а от проблем с древесиной при отсутствии своей арендной базы (в такой ситуации находится большинство) и сбытом продукции никто не застрахован. Каждый выживает, как может, действуя, с его точки зрения, вполне оправданно, чтобы сохранить производство, при минимуме затрат получить максимум дохода.

Зарплата ниже «минималки»

Случаются на заседаниях комиссии и по-настоящему откровенные разговоры, помогающие заглянуть в «закулисье» непростых отношений между работодателями и работниками в частности и не менее сложных процессов, происходящих в этой сфере рынка в целом. Несколько примеров, правда, по понятным причинам, без указания фамилий и названий предприятий. Не будем забывать о праве людей на конфиденциальность информации.
Пессимистично смотрит в будущее женщина-предприниматель, на чьем предприятии занято порядка трех десятков человек. Среднемесячная зарплата – 10730 рублей в месяц. Заметно не дотягивает до среднеотраслевой. И никаких перспектив для повышения. Не говоря уже о расширении производства. Сохранить бы имеющийся списочный состав: «Лесопилением стало заниматься невыгодно, гораздо выгодней продавать «кругляком».
Свои проблемы у ее коллеги, лесопереработчика с несколько меньшими объемами производства. Типичного представителя этого вида бизнеса, каких в районе много. Зарплата по предприятию ниже прожиточного минимума. И вечный недостаток хороших кадров.
– А за что платить этим охламонам? – задает сам себе риторический вопрос предприниматель. – За регулярную пьянку после каждой зарплаты, растягивающуюся на целую неделю? Самый «дисциплинированный» отработал по табелю за месяц аж 109 часов. Остальные и того меньше. За такой труд и пару тысяч за счастье должны считать. Моему «контингенту» трудно позавидовать. Беру, в том числе, и условно-досрочно освобожденных.
Проблемы и со специализацией производства. Три года назад предприниматель взял кредит на покупку дорогого импортного оборудования по переработке баланса и горбыля. Кстати, редкость в районе. В то время подобный бизнес обещал немалые прибыли. Но кризис и упавший рубль изменили ситуацию на рынке и сделали шансы на быструю окупаемость производства сомнительными.
Более того, предприниматель с учетом экономической ситуации в отрасли изрек весьма мрачный прогноз: «Если хотите знать мое мнение, то и без того небольшое количество верховажских ИП в ближайшее время еще больше сократится».
Третьего державшего ответ перед членами комиссии лесопереработчика можно смело отнести к предпринимателям «средней руки». По крайней мере, по штатному расписанию работников. Зарплата на предприятии практически вдвое меньше среднеотраслевой, которая в районе определена в 15245 рублей.
– Повысить зарплату могу только за счет сокращения штата, – оправдывается бизнесмен. – Производство не постоянное, а сезонное. Да и издержки велики. Только одного земельного налога заплатил 102 тысячи рублей. Плюс 217 тысяч – транспортного.

Плохая конъюнктура

Неважно идут дела и у четвертого по счету «клиента» комиссии. По его словам, конъюнктура на рынке стройматериалов не в пользу производителя. Предприятие пока еще держится, но лишь за счет выработки цилиндрического бревна под заказ, другой пиловочник продать за приемлемую цену проблематично.
Но и этот канал сбыта находится под ударом, поскольку существующий спрос распространяется лишь на зимнюю «цилиндровку». Скорее всего, придется вынужденно уходить на «летние каникулы» – в ожидании леса следующего сезона. Нечего и говорить о повышении зарплаты или о расширении штата работников.

Несколько компенсировали мрачный настрой лесопереработчиков представительницы бытового обслуживания населения. Женщины-предприниматели констатировали устойчивый рост конкуренции на ниве оказания услуг. Отрадно, поскольку эта сфера всегда была «слабым звеном» в экономике района. Вопреки прозвучавшему выше невеселому прогнозу, тут есть потенциал для роста количества ИП. И налицо тенденция к расширению перечня сервисных услуг.
Тем же парикмахерским в райцентре приходится бороться за клиента, чтобы он не ушел с деньгами к конкуренту. Что заставляет совершенствовать производство, обновлять интерьер и антураж. Теперь, как раньше, уже не обойтись одним зеркалом, стулом и минимальным набором ножниц-расчесок.
Поделился с представителями власти своими проблемами руководитель одного из местных сельхозпредприятий. Средняя заплата в хозяйстве крайне низкая даже для непривередливых деревенских жителей – 5300 рублей. На 2 с лишним тысячи меньше официальной «минималки». Аграрий объясняет подобную ситуацию тем, что, мол, люди, в том числе трактористы и доярки, заняты неполный рабочий день. Согласитесь, при специфическом производственном цикле такое заявление звучит достаточно странно.

Без перспектив роста?

Вывод из вышесказанного можно сделать, прямо скажем, неутешительный. Налицо тенденция «заморозки» средней зарплаты по району на низком уровне при дорожающей жизни. И без особых перспектив для роста. Понятно, что кто-то из работодателей, что называется, прибедняется, чтобы не платить «лишнего». Но ведь многие и в самом деле живут трудно. А как раз в росте доходов верховажан местные власти кровно заинтересованы еще и потому, что это повышает отчисления в бюджет, к примеру, того же подоходного налога. Больше зарплаты – больше платежи. Сложно пока сказать, какой выход будет найден из создавшего положения для стимулирования повышения оплаты труда. Но ясно, что выход искать необходимо.
А тут еще один болезненный удар. Району сразу на 941 тысячу рублей сокращено финансирование дорожной деятельности. Причина – проблемы со сбором транспортного налога. Факты таковы. За 2015 год верховажанам было начислено к оплате 13 миллионов 904 тысячи рублей. С учетом прежней недоимки план по налогу был определен в 14 миллионов 100 тысяч рублей. Собрать же удалось всего 11 миллионов 760 тысяч. То есть недоимка возросла до 6 миллионов 126 тысяч рублей.

 

Владимир Басов 

Комментарии (0)

архив новостей